Как нужно наказывать водителей-детоубийц?

Как нужно наказывать водителей-детоубийц? Видео Аварий | ДТП
Продолжается следствие по делу 18-летней студентки Валерии Башкировой, обвиняемой в наезде за рулем автомобиля «Мазда» на группу детей в московском районе Солнцево (двое из них погибли). 19 июля ее допросили в УВД Западного округа, куда она прибыла в сопровождении отца и адвоката.
Как нужно наказывать водителей-детоубийц?

Фото: Владимир Гердо/ТАССВладимир Гердо/ТАСС

По словам отца Башкировой, ее семья готова полностью возместить материальный ущерб, а также выплатить компенсацию морального ущерба. Он принес извинения за действия дочери и пояснил, что в силу юного возраста она не успела получить необходимые навыки управления автомобилем.

Поскольку изначально Никулинский суд определил мерой пресечения домашний арест (на тот момент мальчики 3-х и 5 лет были еще живы), Башкирова до допроса находилась дома в подмосковном поселке Лесной городок. Решением суда ей запрещено пользоваться телефоном и интернетом.

Тем временем, прокуратура Москвы потребовала ужесточить обвинение Башкировой и предъявить ей обвинение по ч. 5 ст. 264 УК РФ (нарушение лицом, управляющим автомобилем, ПДД, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц) и сменить меру пресечения на заключение под стражу.

Также, в связи с широким общественным резонансом, глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин поручил ходатайствовать перед надзорными органами о передаче дела Башкировой из органов полиции в производство Главного следственного управления СК РФ.

пресс-служба Тверского районного суда/ТАСС

В СМИ тиражируется свидетельство анонимного родственника Башкировой о ее состоянии. Она ничего не ест и жалуется на постоянные кошмары. Сразу после ДТП студентка позвонила маме и тете, которые приехали и пообещали матери пострадавших детей оказать помощь.

По данным прессы, мать и тетя Валерии Башкировой долгое время работали в силовых структурах (называется строительное управление ФСБ). Кроме того, мать работала в управе одного из районов Москвы. Отец — личный водитель чиновника. Машина «Мазда» принадлежит тете Валерии.
Отмечается, что Валерия — единственный ребенок в семье. У нее творческие интересы — музыка, рисование. В этом году девушка закончила первый курс РАНХиГС по специальности «журналистика» и «решила посвятить себя медиабизнесу».

Башкирова сбила детей на пешеходном переходе на улице Авиаторов, двигаясь по левому ряду. При этом автомобиль, который двигался перед ней в правом ряду остановился, пропуская пешеходов. По предварительным данным, девушка отвлеклась на телефон.

«Главный вопрос как обычно к проектировщикам! Почему нерегулируемый переход через 2 полосы? Почему нет никаких средств успокоения трафика, даже лежачего полицейского? Почему переход не приподнят и не освещен?» — спрашивает, публикуя видео инцидента, урбанист Илья Варламов.

Однако его аудитория в большей степени винит Башкирову.

«Эта бестолочь сидела в телефоне. Светофор её бы не остановил», — пишет один.

«Она педаль нажала через пятнадцать метров после столкновения!», — отмечает другой.

«Фуфайки будет шить в лагере поселении», — резюмирует третий.

О степени ответственности Башкировой «СП» рассказал управляющий партнер юридической компании AVG Legal Алексей Гавришев:

— Принимая во внимание факт гибели второго ребёнка, дело будет переквалифицировано с 3 на 5 часть ст. 264 УК РФ, которая предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 7 лет.

В случае смерти третьего ребенка, квалификация деяния останется также на 5 части данной статьи, так как она предусматривает уголовную ответственность за ДТП, повлекшее смерть двух или более лиц.

Если же в ходе экспертизы будет установлено, что девушка находилась в состоянии алкогольного опьянения, дело будет переквалифицировано еще на более тяжкую часть ст. 264 УК РФ, предусматривающей наказание в виде лишения свободы на срок до 15 лет.

«СП»: Домашний арест теоретически может помочь обвиняемой избежать немедленной ответственности. В случае беременности (реальной или мнимой) закон, кажется, предусматривает возможность отсрочить наказание до совершеннолетия детей, как это случилось в резонансном деле Анны Шавенковой, дочери председателя избиркома Иркутской области?

— Полагаю, что с учетом тяжести преступления, избежать наказание не получится, даже при наличии беременности.

«СП»: Насколько быстро суд может изменить меру пресечения Башкировой? Через два месяца?

— Скорее всего, суд рассмотрит этот вопрос в ближайшие 10 дней и изменит ей меру пресечения на содержание под стражей. Аналогичным образом была изменена мера пресечения Ефремову, когда стало известно о том, что второй участник ДТП скончался в больнице.

По мнению руководителя Национальной родительской ассоциации Алексея Гусева, за гибель детей должна быть повышенная ответственность:

— Когда речь идет о делах широкого общественного звучания, очень важен месседж, посыл, который дается обществу на примере этого события. И на этом примере мы должны демонстрировать систему ценностей, которой придерживаемся. Конечно, ценность детской жизни очень и очень значима. Мы это в прошлом году и в Конституции нашей закрепили. И вообще это свойственно русскому менталитету. Поэтому когда речь идет о гибели детей, неважно по каким конкретно причинам, наказания должны быть абсолютно полными без всяких смягчений.

«СП»: Не исключено, что Башкирова сможет избежать серьезной ответственности. Многочисленные инциденты с участием молодых людей на дорогах показывают, что при определенных связях и деньгах такое возможно. Во всяком случае молодежь в это верит…

— Если говорить о молодежи, которая носится по улицам наших городов, не зная никаких пределов, то о тут должен быть общественный резонанс, ясно демонстрирующий, что такое поведение наказуемо. Что нельзя ни сбежать, ни откупиться. Пусть это будут в хорошем смысле показательные процессы. Трудно общаться со старшими детьми, когда они приводят больше примеров о том, кто, где и когда так или иначе смог избежать ответственности за подобные действия. Это звучит, наверное, жестоко, но в случае угрозы жизни и здоровью детей точно должны быть особые наказания.

В свою очередь председатель межрегионального общественного движения «Союз пешеходов» Владимир Соколов уверен, что для снижение числа таких трагических инцидентов нужны системные меры, направленные на безопасность пешеходов:

— В Европе уже реализована программа безопасности пешеходов. Приемлемым уровнем безопасности там считается четверо погибших на 100 тысяч населения. Три года назад к этому показателю начала стремиться и Россия в рамках программы «Безопасные и качественные дороги». Есть, однако, сомнения, что мы сможем достичь такого показателя.

— Дело в том, что в европейских странах максимальная скорость автомобилей в населенных пунктах не более 50 км/ч. Превышение возможно в рамках погрешности приборов. У нас же разрешено 60 км/ч, а не наказуемо — 80 км/ч. При такой скорости наезд на пешехода в 100 процентах случаев приводит к летальному исходу, в то время как при европейских 50 км/ч летальность — около 40 процентов. Это делает наши усилия менее эффективными. Хотя мы сделали дороги, повесили знаки, осветили пешеходные переходы…

Дело в том, что пешеход выходит на переход из тени. А на скорости свыше 50 км/ч у водителя наблюдается тоннельный эффект зрения, когда сужается угол контроля дороги. Он физически не может проследить, что происходит на тротуаре. К тому же между столбами освещения 40-45 метров. Перенос ноги на педаль тормоза занимает секунду. За это время водитель успевает проехать более 20 метров. А остановочный путь при 80 км/ч — 60 метров. Отсюда травмы и даже гибель пешеходов.

Третья часть всех пострадавших пешеходов сбивается именно на пешеходных переходах. Даже в Москве, самом безопасном нашем городе, многие показатели которого близки к европейским, половина погибших в ДТП — пешеходы. А должно быть максимум 15-20 процентов. Добиться законодательного ограничения скорости нереально. Было пять попыток, но все неудачные. Пропускная способность улиц Москвы низкая, дорожная сеть неразвита, трудно пересечь город, кроме как по радиальном трассам. Поэтому всегда есть те, кто отстаивает интересы автомобилистов.

Кроме того, мы потеряли за последние годы островки безопасности на пешеходных переходах. Они спасали многих. Табло обратного отсчета помогает, но не всем и не всегда. Останавливаться на разделительной полосе — хуже всего. Это самое опасное место. Когда мимо проносится автомобиль, человек инстинктивно делает шаг назад — под колеса проносящегося автомобиля. Поэтому единственный путь — ограничение скорости проезда пешеходного перехода до 30 км/ч. Перед ним должен стоять соответствующий знак.


*В статье сохраняются стилистика и орфография автора
Возможен дословный перевод с иностранного языка

Оцените статью
( Пока оценок нет )
ГИБДД-ДПС.РФ