ГИБДД-ДПС.РФ
Информационный портал ГИБДД-ДПС.РФ не заменяет собой официальный сайт ГИБДД, но все новости онлайн, достоверные и проверенные. Сайт ГИБДД-ДПС.РФ позволяет онлайн проверить автомобиль, госномер, проверить онлайн штрафы ГИБДД.
Home Новости «На вопросы отвечала на коленях». Что рассказывают байкеры, которых жестко задерживали в Минске

«На вопросы отвечала на коленях». Что рассказывают байкеры, которых жестко задерживали в Минске

 

Ночью 13 августа из ЦИП на Окрестина в Минске и из жодинского СИЗО выпустили некоторых задержанных. Среди них байкеры, жесткое задержание которых очевидцы сняли на видео. Юрий, которого ОМОН «взял» возле Комаровки, и Алена, которую силовики избили в Уручье, рассказали AUTO.TUT.BY о задержании, о том, что с ними происходило за закрытыми дверями силовых учреждений и своем освобождении.

«Сестру ударили по голове, она упала». В Минске жестко задерживали байкеров, в том числе и девушек

«Задержали и отпустили. И тут же снова задержали»

Юрию 29 лет, он занимается ремонтом мотоциклов и сам любит прокатиться на байке. Вот и 9 августа парень ездил по городу со своими знакомыми: смотрели, что происходит на улицах после выборов президента. Уже ночью, около 2.00, решили податься к «Монетке» возле Комаровского рынка — это давнее место сбора мотоциклистов, где они пьют кофе, перекусывают и общаются.

Пока байкеры разговаривали, мимо них со стороны улицы Куйбышева побежали люди, а еще минут через десять мимо «Монетки» проехали тонированные микроавтобусы без номеров и автозаки. Некоторые байкеры уехали, но примерно с десяток человек остались: мы же не делаем что-то противозаконное, чего бежать.

— Мы уже собирались уезжать, когда на Кульман снова заехали микроавтобусы и автозаки. На этот раз из них выскочили ОМОН и «космонавты», окружили людей, заорали, чтобы все легли на землю, по нескольким еще дубинкой приложились. Причем у людей не было никаких флагов, никто не выкрикивал лозунгов — стояли и ели шаурму.

Повезло одной девушке-мотоциклистке: ее отпустили. А мужчин повезли в автозаке. Остановился он на Зыбицкой, а там произошло чудо: омоновцы решили отпустить байкеров.

— Мы подумали: как же нам повезло! Пошли к дороге, там было ограждение. И тут к нам снова бегут омоновцы — уже другие, и снова задерживают нас. Мы кричим: нас только что отпустили, но они даже и слушать не хотят.

Парней доставили в РУВД Партизанского района около 3.30, где «под трехэтажный мат» и поучающее «чего вам не спится, перемен захотелось?» задержанным заявили: «Сейчас, свиньи, вас будем обрабатывать».

Юрий считает, что ему очень повезло: на его ноге только эта гематома

— Людей поставили на бетон на колени, с упором на локти и лоб. Запомнился один человек: он ходил всех унижал, бил по почкам, копчику. У некоторых парней началась рвота, на что им сказали: «Сейчас будете это своими куртками вытирать».

Три-четыре часа сидели кто где. Потом задержанных рассадили в подвале и кабинете и провели очень жесткий досмотр: задержанных били по ногам, срывали с шеи цепочки, портили одежду — обрезали ремни и шнурки, которые не вынимались. Давали попить из одной бутылки и выводили в туалет.

«В чем я виноват — так и не понял»

Днем задержанных тремя автозаками повезли в СИЗО Жодино. Там Юрий и его друзья попали в разные камеры. Наш собеседник находился в камере примерно восемь на семь метров, с четырьмя двухъярусными кроватями, маленьким окном, рядом — еще 23 человека, в основном молодежь около 20 лет.

— Вонь стояла ужасная и становилась все сильнее — люди-то давно не были в душе. Спали на четырех кроватях посменно по несколько часов. Удивило, что было новое постельное белье, нормальные матрасы. Остальные задержанные сидели на скамейках и кроватях.

Люди спрашивали у надзирателей когда будет суд, просили бумагу и ручку, чтобы написать жалобы на незаконное задержание, но их вопросы и просьбы оставались без ответов.

— Все трое суток мы сидели в камере, выводили только на пару минут в коридор — когда проводили шмон. Это была единственная возможность глотнуть свежего воздуха. Надзиратели нормально к нам относились, никого не били — видели, что все адекватные люди.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Юрий отметил, что если в первый день задержанные были подавлены, то к третьим суткам уже шутили, рассказывали разные истории, играли в города и крокодила.

— Но, конечно, все волновались: кто-то за работу, учебу, у одного парня должна была быть свадьба, и он все переживал. Но больше всего беспокоились за своих матерей, у многих они уже были в возрасте — как бы с их здоровьем ничего не произошло.

Когда шли третьи сутки задержания, в камеру подселили около 12 новеньких — их привезли с Окрестина, их уже судили и дали сутки ареста. Юрий отметил, что половина этих людей были очень сильно избиты.

— Их тела были цвета баклажана, гематомы размером с хорошее помело. Они рассказали про ужасы, которые были в ЦИП, и я понял, что Жодино — это почти курорт.

Ночью 13 августа истекли трое суток после задержания Юрия, из СИЗО его выпустили. Его друзей также освободили. Суд над Юрием так и не состоялся, но он должен быть в ближайшее время. Байкер подписал бумагу, что обязан прибыть в суд Советского района по первому требованию, но он до сих пор не знает в чем его правонарушение.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Домой нас бесплатно довезли на «Яндекс.Такси» — оплатили волонтеры. Около пяти утра открыл дверь квартиры, родители не спали. Мама бросилась и обняла, проверила, все ли со мной в порядке, — убедилась и успокоилась.

После освобождения Юрий не смог лечь спать: с волнением читал новости о событиях, которые происходили последние три дня. Парень говорит, что все, что с ним произошло, было хорошей школой, но сожаления о случившемся у него нет.

— Суда я не боюсь. Даже если мне дадут 15 суток, я отсижу их без проблем. Надеюсь, что все произошедшее было не зря. Думаю, что белорусов ждут перемены к лучшему…

«Попросила представиться, а мне дубинкой по ноге»

Видео задержания в Уручье Алены и ее друзей-байкеров попало в интернет и вызвало шквал возмущений из-за жестокости, которую проявили силовики в отношении мотоциклистов. Сама девушка уже находится дома, но физически она чувствует себя не очень хорошо — все ноги в огромных гематомах.

— Выехали покататься и попить кофе — три парня и три девушки. «МакДональдс» в Уручье был закрыт, поэтому мы решили поехать в другое место. Когда въезжали на проспект в сторону МКАД, смотрю — мои друзья впереди резко тормозят, я — тоже на тормоз.

Оказалось, наперерез байкерам резко выехала машина ГАИ. Первый мотоцикл чуть не врезался в патрульное авто. Из гаишной машины выскочил сотрудник милиции и без объяснений начал кричать, чтобы водители слезали с байков и садились на землю.

— Мы все сели. Но было совершенно непонятно, что происходит. Гаишники начали нас бить. Оксану и Кристину они не трогали — их шлемы позволяли определить, что это девушки. А мой шлем просто черный, наверное, меня приняли за парня.

Милиционер подскочил к Алене и ударил резиновой дубинкой по голове в шлеме, девушка начала падать, и милиционер ударил ее ногой в область бедра.

— Было очень больно — удар сильный, в голове у меня помутилось, какие-то фрагменты происходящего даже плохо помню. Потом они поняли, что перед ними девушка, и уже не трогали меня, но и первых ударов мне хватило.

Мимо проезжал автомобиль, водитель которого притормозил и начал выяснять у инспекторов, почему они так обращаются с людьми. В ответ один из милиционеров наставил пистолет на водителя и грубо сказал ему уехать. По словам девушки, пистолетом он угрожал и им.

На байкеров надели наручники, посадили в патрульные автомобили и повезли в РУВД, а их мотоциклы остались стоять на дороге. В машине Алена попросила милиционеров представиться и пояснить, за что их задержали, а в ответ — грубость и мат. Кстати, мотоциклисты отметили одну странность: гаишник, который сидел за рулем, не знал, как ехать в Первомайское РУВД, даже пропустил поворот, и ему пришлось разворачиваться.

— В здание нас вели, как преступников, — в полусогнутом положении тела, чтобы лицо было вниз. Завели в спортзал, сказали стать на колени и локти, голову вверх не поднимать. На нас постоянно орали матом, я даже не предполагала, что так можно разговаривать. Лупили дубинками парней, которые долго лежали в одном положении и пытались его поменять. Помню, там были два сотрудника — Александр и Кирилл: они особенно сильно всех били и унижали.

Через какое-то время Алену повели на противоположную сторону спортзала — там за столом сидел сотрудник, похожий на гаишника, который их доставлял, он записывал данные задержанных. Там девушку поставили на колени, руки за голову — так она отвечала на вопросы милиционера.

— Я потом спросила у него: можете ли вы все-таки представиться? Как только я это произнесла, ко мне подскочил сотрудник с дубинкой и со всего маху ударил ею мне по ноге, у меня аж искры из глаз посыпались. А он спрашивает: «Вопросы еще есть?». Я сказала — нет.

Алена отметила, что частично удары дубинки погасила экипировка — мотокомбинезон из плотной кожи с защитными вставками, «если бы не он, то было бы все намного печальнее».

«Такие, как вы, не должны размножаться»

Потом на девушку в кабинете составляли протокол об административном правонарушении. Какой-то милиционер сказал стать Алене на колени перед столом, но его коллега высказался против, зачем, мол, с девушкой так поступать.

— Мне так и не пояснили, за что я задержана, сказали: все будет в протоколе. Я уже не просила представиться и копию протокола не просила: боялась, после того как меня ударили в спортзале. Потом я узнала, что якобы выкрикивала лозунги, принимала участие в несанкционированном мероприятии. Какие лозунги, если я ехала в шлеме на мотоцикле? В протоколе написала, что я не согласна, правонарушение не совершала.

Потом Алене сделали целую фотосессию: сфотографировали не только анфас и в профиль, но и в других ракурсах, а также сняли на видео, как она разговаривает.

Такие гематомы сейчас у Алены на ногах. Девушка не может сесть без боли, а про то, чтобы лечь на бок, можно просто забыть

К вечеру 12 августа байкеров перевезли в ЦИП на Окрестина. Девушки попали в одну камеру. Впрочем, на самом деле это было помещение для прогулок — в нем не было скамеек, кроватей, вместо потолка — открытая решетка, цементный пол.

— Не на что было даже сесть. Мы попросили охранника принести нам хоть какие-то доски, мы же девочки, нам еще рожать. На что он ответил: «Такие, как вы, не должны размножаться». В итоге девушки снимали обувь и садились на нее.

От удара дубинкой со шлема Алены оторвался визор

Алена говорит, что, когда она была под стражей, у нее не было страха, только злость и чувство беспомощности из-за того, что она не может противостоять ситуации. Но стойкими были не все, многие девушки плакали, у кого-то даже доходило до истерики.

Байкерши находились под стражей полтора суток — ночью 13 августа из ЦИП их отпустили. Двое парней из их компании тоже выпустили, а вот Вадима отправили в СИЗО Жодино. Алена не знает, будут ли ее судить, время покажет.

— Я и сейчас очень злая из-за того, что произошло с нами. Так просто это дело я не оставлю. Мы с девочками еще посоветуемся, что делать. Но я намерена писать жалобу на незаконное задержание и избиение сотрудниками милиции.

[ad_1]
[title_words_as_hashtags]

ПОХОЖИЕ СООБЩЕНИЯ

Этот веб-сайт использует файлы cookie. Мы будем считать, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принять